Тилька
Вот и новый день
Есть в нашем классе три окна.Совершенно стандартных, прямоугольных, по два метра в ширину и сантиметров по пятьдесят в высоту.Расположены они почти впритык друг к другу, на северной стене - освещают зеленые солдатские будни. Точно такие же стражи тьмы, как и в остальных помещениях песчаных караванов.
Но чего же в них особенного, спросите Вы, если это - самые обычные окна?
А вот и нет, не совсем обычные. Или, даже, "совнем не".
Квадратный класс, семь на семь метров, заполнился к вечеру сизым туманом и мирно подремывал под убаюкивающий голос командира взвода - милейшей, кстати, девочки - даром, что с погонами. Теплые, сонные солдатки силились подавить все подступающие волны усталости, зевали, прикрывая ладошками рты.
Мир постепенно ускользал, терял четкость линий, сдавая границы - нерушимые рубежи.
Тогда усталый взгляд мой скользнул чуть влево, и я увидела их.
Первое, левое, окно чуть приоткрыло мне ствол и ниспадающую листву молодой, спокойно и плавно дышащей на ветру ивы. Будто и она как-бы в полуха слушала ораторшу, улыбаясь и смиренно покачивая ветками в знак согласия. За ней - очевидно, на другой стороне зеленой опушки - виднелись кроны других деревьев, таких же умиротворенных, деревенских. За этим окном только-только начинался вечер, опускаясь мягко на размеренный быт средней Украины.
Правое же окно - напротив, лучилось энергией: покинутый под вечер, тяжелый баскетбольный щит еще хранил задор и веселье маленьких спортсменов; лучи жидкого золота стекали по блестящим балкам; небо насторожилось, замерло в ожидании смены власти; грузное калифорнийское солнце уходило на покой.
И меж двумя этими мирами бесстыдно и безпристрастно расположился тропический берег. Он был там, я точно знала. С шумом волн, несущих на своих гребнях последние крохи красных, золотых, рыжих бусин самого настоящего тропического солнца. Широкий лист одинокой пальмы поведал мне по секрету, что именно там, за этим проемом, сокрыто от глаз царство вечной неги и блаженства. Что именно там с утра закипит, запенится морской волной жизнь; что краски будут впиваться во взоры осмелившихся взглянуть.
А пока - день умирал. С улыбкой, в тишине. И я была тому свидетелем.
Три Мира видела я в этих окнах; три разных солнца; три совершенно непохожих одно на другое неба...
Урок закончился, мысль стекла в тишину. Мы потирали глаза и выходили, возвращаясь во владения прекрасной и древней ночи пустыни Арава.


@темы: тот самый ветер, жизнь одной Тильки, армия, "творчество"